НОВОСТИ

15 Мая 2018

Интервью Константина Хабенского порталу "Российские культурные сезоны"

Вопрос: Нацисты построили по всей Европе тысячи лагерей, в них погибли миллионы человек - и лишь одно успешное восстание, которое произошло в октябре 1943-го в лагере смерти Собибор. Возглавил восставших советский военнопленный Александр Печерский. В 2016 году, спустя двадцать шесть лет после смерти, Александр Печерский был награжден Орденом Мужества. Не поздновато ли награда нашла своего героя?

Ответ: Судьба Александра Печерского после войны тесно связана с тем, как менялась советская политика памяти. О восстании в Собиборе довольно много писали сразу после освобождения Восточной Польши, еще до того, как закончилась война. Печерскому тогда удалось даже издать книжку воспоминаний о Собиборе. Но потом стало ясно, что бывший военнопленный, к тому же еврей, не может быть, с точки зрения государства, образцом для подражания для советских школьников. Второй раз о Собиборе и о Печерском начали писать и говорить в 1960-е, в период хрущевской оттепели: были статьи в газетах, книга в центральном издательстве. Но к концу 60-х опять все затихло. И снова подвиг Печерского и его товарищей оказался в центре общественного внимания только в наши дни, в первую очередь благодаря усилиям Фонда Александра Печерского. Надеюсь, что теперь его слава окажется более прочной.

Вопрос: Константин, Вы сыграли в фильме «Собибор» главную роль - лейтенанта Красной армии Александра Печерского, организовавшего в лагере восстание. Не испытывали ли Вы сложности, являясь режиссером картины и одновременно играя в ней главную роль?

Ответ: Конечно, это непривычный опыт: ты как режиссер смотришь со стороны на себя как на одного из актеров. Приходилось использовать дублера, чтобы понять с режиссерского кресла, как будет смотреться та или иная сцена. Но на самом деле это ощущение проходит очень быстро. Начинается работа, ты решаешь десяток задач одновременно и на посторонние мысли уже просто не остается ни времени, ни сил.

Вопрос: Премьерный показ «Собибора» прошел в Ростове-на-Дону и для первого показа город выбрали не случайно: именно отсюда ушел на фронт, а затем вернулся с войны и жил до самой смерти главный герой фильма - советский офицер Александр Печерский. Как земляки Александра Печерского приняли фильм?

Ответ: Фильм был принят очень тепло и зрителями, и, что очень важно для меня, родственниками Александра Печерского: его дочкой и внучкой, которые до сих пор живут в Ростове. Вообще первая зрительская реакция во всех городах и странах, где довелось ее наблюдать, радует. Люди заражаются теми эмоциями, которые я старался через фильм передать, видно, что он действует так, как и было задумано.

Вопрос: В последнее время в западной прессе все чаще появляются материалы, подвергающие сомнению приговоры Нюрнбергского трибунала. Судя по всему, Европе не очень хочется вспоминать свое сомнительное военное прошлое и становится очевидным - попытка пересмотра итогов Второй мировой войны приобретает реальные черты. Фильм «Собибор» основан на реальных событиях, от того еще острее начинаешь чувствовать, какую страшную катастрофу пришлось пережить этим людям. После оскароносных фильмов «Список Шиндлера» и «Пианист» на экраны кинотеатров давно не выходил фильм, столь откровенно рассказывающий о теме Холокоста. Как Вы думаете, поверит ли современный зритель рассказанной Вами истории?

Ответ: Я не сомневаюсь, что поверит. Недоверие к ужасам войны, ужасам Холокоста - удел маргиналов. И повторюсь, я вижу реакцию зрителей. Это потрясение и сопереживание, а не сомнение.

Вопрос: В фильме снималась интернациональная команда актеров: Кристофер Ламберт, Фелисе Янкелль, Дайнюс Казлаускас, Михалина Ольшанская, Вольфганг Черны, Дирк Мартенс, Максимилиан Дирр, Мария Кожевникова, Гела Месхи, Роман Агеев и наш земляк актер Филипп Рейнхардт. Зная добродушный характер Филиппа, мне сложно представить его в роли нацистского офицера. Расскажите, как швейцарский актер Филипп Рейнхардт попал в Ваш международный проект и понравилось ли Вам работать с ним?

Ответ: Все актеры, занятые в фильме, профессионалы, работать с ними было очень приятно, несмотря на языковой барьер и переводчиков на площадке. Другое дело, что Филиппу, человеку очень доброжелательному и дружелюбному, было нелегко перевоплощаться в садиста-эсэсовца. Но такова природа актерского ремесла.

Вопрос: Швейцария не принимала участия во Второй Мировой войне, сохраняя нейтралитет, однако на базельском кладбище Хорнли находится братская могила советских солдат, погибших при попытке перейти границу. Каждый год на месте, где покоятся останки павших советских солдат, проводится мемориальная церемония поминовения и вот уже третий раз здесь пройдет Бессмертный Полк. Показ «Собибора» в женевской штаб-квартире ООН пройдет накануне Дня Победы. Как Вы считаете, нужно ли напоминать современному зрителю о страшных событиях той войны?

Ответ: Конечно, нужно. Без напоминания все забывается, судьба Александра Печерского тому лучший пример. Сколько лет о Собиборе практически никто не вспоминал, а потом благодаря усилиям небольшой группы энтузиастов заговорили - и теперь он для всего мира один из главных героев Второй мировой. Для и для кинематографа это необходимо. Я ничего не имею против кино как развлечения, но без фильмов на такие страшные темы, без тех вещей, которые эмоционального затрагивают зрителя, потрясают его, шокируют, оно существовать не может.

Вопрос: Показ в Женеве был организован международным фестивалем «Российские культурные сезоны». В 2013 году Вы тоже принимали участие в этом фестивале, где представляли швейцарскому зрителю Ваш музыкальный проект с Юрием Башметом: читали отрывки из пьесы Камю «Калигула» и сюиту Сен-Санса "Карнавал животных". Как считаете: такие фестивали, которые презентуют российскую культуру, востребованы в мире? Необходимы они Вам как творцу или они исключительно нужны зрителю?

Ответ: Актеру необходимо видеть реакцию разной аудитории. Поэтому я признателен "Русским культурным сезонам" за то приглашение, за возможность показать нашу программу швейцарской публике. Судя по зрительской реакции, русская культура в мире по-прежнему востребована. Иначе, впрочем, и быть не может - политические игры преходящи, искусство вечно!

Специально для фестиваля «Российские культурные сезоны»